«Хочу, чтобы было интересно!», «Как провести время?!», «Нужно уметь распорядиться временем!», «Давай развлечемся!». Так проговаривается в языке повседневности некое коллективное тотальное беспокойство. Созерцая нескончаемые ток–шоу на телевидении или слушая передачи коммерческих радиостанций, невольно ловишь себя на мысли, что в них нет никакого содержания, кроме несколько нервозного желания заполнить время словами (образами), заполнить время хоть чем–нибудь, а именно – различными средствами, имитирующими событийность там, где никаких значимых «событий» в принципе быть не может. Странные метаморфозы претерпевает время сегодня. Повседневность допускает все что угодно, только не пустоту[1], не молчание. Важно каким угодно способом «удержать» аудиторию, заполнить несущееся неровным аллюром время, чтобы избежать ситуации «молчания», ибо фигура молчания в современной массовой культуре крайне опасна и нежелательна. Молчащее время даже не просто нежелательно, но скорее непереносимо. Здесь мы постараемся рассмотреть несколько возможностей отношения со временем, которые отчетливо прослеживаются сегодня. Поскольку массовое сознание не однородно и представляет собой некий слоеный пирог, попробуем зафиксировать основные «слои», составляющие структуру массового сознания. Мы остановимся на трех вариантах отношения со временем, которые как раз и позволяют проблематизировать структуру массового сознания: 1) время в архаическом сознании; 2) время «неоархаики», развернувшееся в массовой культуре; 3) время производства индустриального и постиндустриального типа. Вопрос об отношении со временем может рассматриваться в двух планах: с одной стороны – восприятие времени, некая условная психология времени, с другой стороны – формирование реальности на базе этого восприятия. При анализе времени в массовом сознании постараемся учесть обе эти возможности. Сегодня время распадается на два потока, иногда параллельных, в евклидовом духе, иногда пересекающихся, в духе неевклидовой геометрии. С одной стороны – рабочее время: здесь практикуется управление временем, извлечение максимальной пользы из правильно организованного времени. Здесь время – это деньги, и чем лучше инвестиции, тем выше искусство власти относительно себя. С другой стороны – свободное время: здесь важно правильно его провести, не потратить даром, ведь время – это ценность, оно вырывает человека из рутинны и погружает его в особое поле, в котором мы надеемся наконец на удачное совпадение, совпадение с самим собой. Однако, несмотря на столь четкую и прозрачную структуру, время становится полем беспокойства, поглощающим смыслы. Для современного общества ориентированность во времени, настроенность на развитие, понятие прогресса становятся отличительными характеристиками. Но вместе с этой настроенностью нарастает настроение несовпадения со временем, боязнь не успеть выполнить некую программу. Таким образом, полагание себя в потоке прогресса не лишает ощущения безоружности перед временем, которое предстает обессмысленным, десакрализованным. Стоит отметить, что подобное настроение несовпадения со временем является побочным эффектом развития исторического сознания, а также продуктом индустриального общества, наращивающего скорость производства–потребления и меняющего ритм жизни. С появлением «свободного времени» появляется озабоченность, каким образом его потратить. Формируется устойчивое несовпадение человека и времени его жизни. Любопытно, что пространство «свободного времени» a priori оценивается как пустое и бессмысленное. Его надо содержательно заполнить правильными образами – скажем, написать для себя и других некое сочинение на тему «Как я провел лето (вечер, выходные, отпуск и т. п.)». Эти «правильные» образы проведения времени и формируются в массовом сознании посредством СМИ и прочих продуктов массовой культуры.